Святое списывание

Синоптики списали у Павла из его «откровения», христианские жрецы, прилежавшие греко-римскому язычеству – у синоптиков, а святые учителя-богословы расширили и углубили списанное до возвышенного богословия «бескровной жертвы», вполне языческой как по форме, так и по содержанию

Из евангелистов один лишь Иоанн мог быть достоверным свидетелем происходившего на Тайной Вечере: Лука-Матфей-Марк, если и видели Иисуса хоть когда-нибудь лично,  во всяком случае в ближний круг не входили, на Тайной Вечере не присутствовали, в Причастии лично не участвовали, и видеть происходившее там, чтобы потом описать во всех подробностях, не могли. Но в евангелии Иоанна нет описания причащения учеников за Тайной Вечере. Зато во всех трех синоптических евангелиях это описание дано под копирку, буквально слово в слово: «примите, ядите…».

Однако, в евангелии Иоанна тоже находим упоминание Иисуса о принуждении верующих в Иисуса к поеданию Его Плоти и Крови – правда, без всякой связи с Тайной Вечерей на иудейскую пасху. Что странно читать у Иоанна, написавшего до этого и о Рождении Свыше Духом Святым, и о поклонении Отцу в Духе и Истине – какая-такая после этого «плоть и кровь»? Казалось бы.

Этим упоминанием является монолог Иисуса, якобы произнесенный им в Капернауме на берегу моря Галилейского посреди толп, искавших Его после Чуда умножения хлебов, совершенного им накануне.

«25 И, найдя Его на той стороне моря, сказали Ему: Равви! когда Ты сюда пришел? 26 Иисус сказал им в ответ: истинно, истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. 27 Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий, ибо на Нем положил печать Свою  Отец, Бог. 28 Итак сказали Ему: что нам делать, чтобы творить дела Божии? 29 Иисус сказал им в ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал. 30 На это сказали Ему: какое же Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе? что Ты делаешь? 31 Отцы наши ели манну в пустыне, как написано: хлеб с неба дал им есть.

32 Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес.

33 Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру.

34 На это сказали Ему: Господи! подавай нам всегда такой хлеб.

35 Иисус же сказал им: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда.

36 Но Я сказал вам, что вы и видели Меня, и не веруете.

47 Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную.

48 Я есмь хлеб жизни.

49 Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли;

50 хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет.

51 Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира.

52 Тогда Иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою?

53 Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни.

54 Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день.

55 Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие.

56 Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем.

57 Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так  и ядущий Меня жить будет Мною.

58 Сей‑то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек.

59 Сие говорил Он в синагоге, уча в Капернауме.

60 Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать?

61 Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас?

62 Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда,  где был прежде?

63 Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь».

Исследуем этот евангельский эпизод. Для этого я, как видите, удалил десять стихов из середины, для того, чтобы сблизить выделенные мной фрагменты. Обратите внимание на то, что они практически дословно повторяются, как будто назойливым рефреном. И о чем это, и какой смысл в этом повторении? Смысл очень явственен и сияет ясностью, как клятва пионера. В нем сперва приводится полное противопоставление миссии Иисуса всему Иудаизму в целом, заключенное буквально в десяти словах: не Моисей вам дал хлеб с неба (то есть, это, ребята, сказки, волшебное вранье о банальных обычных мечтах лентяя – вот бы булки росли на деревьях), но ОТЕЦ дает вам с Небес ИСТИННЫЙ ХЛЕБ! И что же это за хлеб такой «с небес» – неужто все та же пресловутая библейская манна? Нет, этот «хлеб» «дает жизнь миру» – ничего не напоминает? Да, конечно, это же православный Символ Веры! «И в Духа Святого, Господа ЖИВОТВОРЯЩЕГО» – хлеб, с Небес сходящий и животворящий мир и все, что есть в нем. А почему же тогда в следующей строке Иисус уже про Себя: «Я есмь хлеб жизни»? Да потому, что Духа-то еще нет на его учениках, Иисус еще только обещает послать Его, придя к Отцу, разрешившись от уз плоти. И потому Он – Предтеча Духа, Он уже сошел Духом с Небес и сведет Духа на уверовавших в Него. Уверовавшие получат Дар Духа, и вместе с ним Рождение Свыше в Вечную Жизнь. И уже никогда не умрут, наследуя вечную жизнь личного бессмертия не в этом мире, но в Небесном Царстве Отца – таков духовный смысл речения Господня, и он совершенно очевиден на непредвзятый взгляд.
Однако, второй фрагмент, вначале полностью повторяющий первый, неожиданно продолжен длиннющим пассаже, сводящим на нет высокий духовный смысл предыдущего, и начинается он буквально в последнем выделенном стихе 51, после слов «жить будет вовек» приземлением: «хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» – тем более неожиданным, что речь вдруг заходит еще о каком-то третьем хлебе, который уже не сам Иисус и не Дух, но Иисус его даст. И вдруг оказывается что это – будущий труп Иисуса, которого убьют, принеся в Жертву за «жизнь мира», то есть за прощение и освобождение человечества и всей «твари» от божьего проклятия и смерти. То есть, из Благой Вести мы на полном ходу въехали обратно в древнее примитивное язычество, которое, во-первых, смердит человеческими жертвоприношениями, а во вторых – магическими ритуалами пресловутой теофагии, поедания своего Бога. И вот тут вдруг внезапно появляются и Плоть, и Кровь Иисуса, без поедания которых нет жизни; и иудейское поверье в воскрешение мертвых «в последний день» – но не всех а лишь тех, кто ел Иисуса – это что-то новенькое, новаторство в деле последнего суда; и даже внезапно появившаяся в капернауме синагога, в которой вдруг оказались собравшиеся на берегу толпы, волшебной силой разыгравшегося воображения автора сей притчи обратившиеся из галилейских простолюдинов в синагогальных иудеев – в общем, полный фарш. И такие иудеи офигевшие: как заставит нас есть свой труп? И ученики: это ваще что такое? А Иисус им в ответ, только что объявив, что все обязаны съесть Его, вдруг им тут же заявляет: да не, эт я пошутил, шютка такой, а на самом деле «63 Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь», а вовсе не мой труп бездыханный.

А теперь попытаемся понять что откуда здесь взялось и как вообще сюда попало.

Во-первых, почему вдруг в тексте дежавю через десять стихов второе от первого? Что, для непонятливых повторенье – мать учения, что ли? Тогда компьютеров не было и приходилось экономить и бумагу, и чернила, и сам текст, являвшийся трудом переписчиков.
И вот вам до зарезу занадобилось сделать вставку в готовый текст, а он у вас, допустим, в виде цельного свитка. Можно конечно весь свиток просто переписать – но труд-то какой? На годы… Проще ножницами разрезать и вставить фрагмент, склеив с двух сторон. Но до этого фрагмент нужно вписать так, чтобы он с предыдущим не сильно расходился, чтобы производил вид естественного продолжения текста. И что делает переписчик? Чтобы иметь перед глазами, с чего все началось, он берет и переписывает себе на бумагу то, к чему собирается добавить своего – и это второй фрагмент, выделенный нами, практически дословно повторяющий первый. Потом наш писарь вписывает ниже что велели, а еще потом, ЗАБЫВ отрезать записанное впереди для памяти, вклеивает все целиком в нужное место – и получается та несуразица которую мы с вами обнаруживаем, эдакая помесь кошки с канарейкой. А заодно и реченное выше дежавю. Да плюс к этому ЗАБЫЛ, что еще выше было написано про собравшихся на берегу озера и присовокупил синагогу с иудеями – потому что предыдущий кусок выписан на вклеенный кусок не был, лень было столько переписывать.

Ну хорошо, допустим – но кому это понадобилось и в какие времена была сделана эта дописка мертвой плоти к Духу Животворящему?

Ну, во-первых, ясно, что не в первой иудеохристианской церкви в Палестине – евреи на дух не принимают кровь убитого, это все для них осквернение грехом святотатства: кровь священна и принадлежит только богу, поскольку в ней душа, и ее нужно сливать, собирать, ею кропить и потом сжигать. То есть, вставка сделана не раньше 70-го года (время выселения евреев после Иудейской войны), и не в древней Иордании (включая иудею), это очевидно.

Во-вторых, евангелие Иоанна по разным оценкам писалось в конце первого века между 80-м и сотым годами, и не в Иудее опять-таки, к тому времени полностью уничтоженной и опустошенной Первой Иудейской войной. И писавшие его авторы не были приверженцами языческих мистерий, но более прилежали Духу, как мы видим из общего смысла этого евангелия.

Вообще, в эпоху античности в самых разных языческих религиях богов стали есть в виде хлеба и вина. В эпоху Римской империи широкое распространение получили восточные культы сирийских богов Аттиса и Кибелы. В то же время, с I века н. э. — в Риме, со II века — по всей Римской империи в эллинистическом мире получил распространение митраизм.

Причащение в мистериях Аттиса и Митры играло большую роль. Поклонники Аттиса не видели разницы между своим причащением и христианским. Сохранились изображения «тайной вечери» Митры: за столом в лучах солнца восседают Митра и ученики, лежит хлеб и стоит чаша с вином. Поклонники Митры собирались на общие трапезы, во время которых вкушали хлеб и смешанное с водой вино. Апологеты раннего христианства (Иустин Философ и Поликарп Смирнский) объясняли сходство митраистского и христианского причащений кознями дьявола.

Так что приходится признать, что эти затеи с переписываниями и дописываниями Плоти и Крови являются порождением укоренившегося в постиудейских христанских церквях языческого Рима новорожденного жречества, по своей сути вполне языческого – хвост стал вилять собакой и переписывать священные тексты под себя, любимого.

Так из Учения Иисуса был изган Дух и воцарилась Плоть, которая, по словам самого Иисуса, «не пользует нимало».

Остается лишь добавить еще одно замечание, ответив на неотвеченный вопрос: «Так откуда же синоптики дружно списали эту евхаристическую формулу», которой просто нет в описании Тайной Вечери евангелия Иоанна?

Синоптики списали у Павла из кор1 гл11: ««23 Ибо я от Самого  Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб

24 и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание.

25 Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание» – который ссылается на ЛИЧНОЕ ОТКРОВЕНИЕ от Самого Иисуса, правда, не уточняя, где и когда оно случилось. Но через это его упоминание «от Самого Господа» становится очевидным, что автор сего пассажа – он сам и никто более, а синоптики просто у него списали, понадеявшись на «откровение». Заметим, что его новаторство в отказе от Закона дошло до явного, с точки зрения иудаизма, богохульства и святотатства, посягательства на Божье: в Законе прописана безусловная смерть посмевшему вкусить крови жертвенного животного, не говоря уж о человеческой крови. Так что для иудеев, а равно и для иудеохристиан Павел был человеком конченным, неприкасаемым, и все его упоминания об апостолах, подавших ему руку общения 9Кор1, гл2) являются не более чем его хвастливыми мечтами – но это так, к слову .

Кстати, в самом первом из сохранившихся текстов древних литургий, приведенном в иудехристианской Дидахе (Дидахе гл9:2-4), никакие «истинные плоть и кровь» Иисуса не упоминаются вообще от слова совсем – да это и было немыслимо для христиан из иудеев, соблюдавших Закон и его предписания.

Но и это еще не все. Дело в том, что все три синоптические евангелия нынче признаны наукой вторичными по отношению к «пресиноптическому тексту» восстановленного евангелия Господня, обнародованного приблизительно около 140-го года «еретиком»Маркионом, собирателем первого Нового Завета. Заглядываем в него и обнаруживаем всю ту же евхаристическую формулу «примите, ядите…». А теперь вспомним, что именно Маркион собрал по всей Ойкумене и привез в Рим бесценный дар, врученный им Римской церкви: десять автографов (то есть подлинников) павловых посланий! И  только благодаря Маркиону они вообще нашлись, появились в распоряжении церкви и сохранились в составе Нового Завета до наших дней. Это является еще одним косвенным доказательством, что настоящим автором маркионова евангелия сам Маркион и был. И, таким образом, Маркион списал у Павла, написавшего «по откровению», синоптики списали у Маркиона, а у синоптиков списали все кому не лень отцы святые и не очень, имя им легион. Заодно в то же самое время был «подправлен» и Иоанн, почему-то забывший упомянуть о Причастии Его Плотью и Кровью на Тайной Вечери. Вот такая картина получается этого «святого списывания».

Так что синоптики списали павлово «откровение», от сих до сих, включив в описание Тайной Вечери первое причастие апостолов, которого там не было от слова совсем. Не было и никакой пасхальной Тайной вечери в Сионской горнице в ночь ареста Иисуса на – заметьте – на горе Елеонской за городом – и зачем бы им там оказаться среди ночи, бросив «за все уплаченную» Сионскую горницу в тепле и уюте.  Я лично думаю, что Первое Причастие было в день воскрешения Лазаря в его доме вечером за трапезой – и это было очень символично. А то, что синоптики, сами не могшие быть свидетелями Тайной Вечери, через Маркиона списали у Павла, еще раз подтверждает, что синоптические евангелия писались гораздо позже евангелия Иоанна, и являются вторичными и малодостоверными источниками сведений об Иисусе и его утраченном Учении.

Маркион списал у Павла в 140-м, синоптики списали у Маркиона еще позже, а христианские жрецы, прилежавшие греко-римскому язычеству – у синоптиков. И происходило это списывание (а также и дописывание в иоанново евангелие) во времена установления иерархии жреческого священноначалия в церквях второй половины второго века. И это еще раз подтверждает датировку синоптических евангелий именно этим временем, примерно между 150-м и 180-м гг нэ. А вовсе не наряду с Павлом в середине первого века – иначе бы Павел не на личное сомнительное откровение сослался, а на евангелия (которых тогда еще просто не было), что было бы значительно правдивее для человека, Иисуса в глаза не видавшего.

 

 

 

 

 

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии