Призрак коммунизма

Призрак коммунизма бродил-бродил, неприкаянный, всеми, кроме пенсионеров, забытый, да и забрел в церковь. И так ему там понравилось, что решил он остаться жить, и стать теперь верующим. О чем и поспешил скорее заявить на всю Россию.

Нынче новая политическая сенсация: г-н Березовский, когда его стало допекать уголовное прошлое, из-за которого Запад отказывается признать его политмучеником, и предоставить ему, гонимому, убежище, решил в срочном порядке сплотить ряды российской оппозиции с помощью ста миллионов долларов, которые он обещал направить на «нашу общую борьбу». Главные борцы с «антинародным режимом», коммунисты, в тот же день срочно вышли под красными флагами митинговать у здания Думы в защиту своего нового кумира и вождя, томящегося в лондонском изгнании, подобно бессмертному Ильичу, долгие годы места себе не находившему в чуждой буржуазной Швейцарии.

Вообще, как говорил бессмертный Козьма Прутков: «Глядя на мир, нельзя не удивляться». И всего удивительнее смотрятся нынешние политические альянсы, от союзов-однодневок и до создания партий, вещающих от имени народа. Например, что может быть причудливее объятий, в которые заключили друг друга г.г. Проханов и Березовский: «обнялись и заплакали» – хотя всем и раньше было понятно, что оба пройдохи. Это-то ладно, продажность – дело, как говорится, житейское. Но вот умудриться объяснить высокую идейность подобного «союза» супервора, обокравшего всю страну, с неподкупными и непримиримыми борцами за народное счастье с идеологически выдержанных позиций бессмертного учения марксизма-ленинизма – тут уж требуется не то чтобы даже незаурядное мастерство, а надо быть прямо-таки гением, навроде Резерфорда. Про которого есть байка, что он на защите диссертации сумел сперва объяснить изображение на перевернутом кверху ногами слайде, а когда перевернули обратно как надо, то, нимало не смутившись, все опять правильно  объяснил, и диссертацию успешно защитил. Гении, они такие. А уж у нас в России, где Левша блоху на коленке подковал, даже прохвосты – и те гениальные.

Что касается отношения коммунистов к церкви (да и к православному народу в целом) «во времена укромные, теперь почти былинные, когда срока огромные брели в этапы длинные», то нет лучше характеристики, чем дает пословица про волка, который, полюбив кобылу, оставил «хвост да гриву». Разные приводят цифры, например: 80 тысяч пострадавших священнослужителей; многие сотни тысяч известных на сегодняшний день новомучеников (а сколько безвестных?); или, вот: десять миллионов «христьян», заморенных голодом, злодейски устроенным на Украине.  Но бесспорно, что  церковь была практически стерта с земли, и  даже сдав на милость победителю свои малодушные остатки, продолжала растаптываться безжалостно и неутомимо. Я сам помню, ребенком, как Хрущев, топая, по своему обыкновению, ногой на церковь, гремел на всю страну, что в восьмидесятом году покажет народу по телевидению «последнего попа». Правда, при этом не уточнил: живым или мертвым? –  такой всем известный добряк. Однако, на счастье, к семидесятым его самого перестали по телевизору показывать. Но и я, выросши и повзрослев, успел, однако, уже сам будучи «в попах», прихватить «уз и темниц». И так вплоть до самой аж «кончины века», когда «Горби», затеяв демократию, пригласил в Кремль к тому времени заметно выжившего из ума патриарха Пимена, посреди торжественного приема  под телекамерами некстати запросившегося в туалет. Тогда и всех нас тут же позвали в местные райкомы партии, и – «лед тронулся, господа присяжные заседатели».

Многое списалось сегодня на ушедшие «годы безвременщины». Никто теперь и вспоминать не хочет, как церковь в лице своих первоиерархов перед властью заискивала. Предлагая себя, будто девка-замарашка, с голодухи на все готовая. Когда, помню, Брежнев помер, на все приходы даже захолустные из Патриархии разослали срочные телеграммы с грифом «Правительственная», в которых попам строго наказывалось совершить заупокойные служения по преставившемся правителе, и разъяснялось, чтобы поминали его не «рабом Божьим» – Боже упаси! – а только как «новопреставленного Леонида». Оно и понятно, не пристало Генсеку КПСС чьим-то рабом именоваться.

Забыли наши Владыки, и постарались забыть навсегда «Шурика», который первым встречал их в вестибюле приемной комиссии семинарии. И заводил речь о «бумаге», не подписав которую, и думать нечего об успешном поступлении. «Ведь вы же советский человек?…». Попробовавшие не подписать сумели убедиться в шуриковой лжи, и не замаравшись, до сих пор в церкви дослуживают поповскую долю «на свободе с чистой совестью». Убоявшиеся «непоступить» без помощи всесильных шуриков «молчальники – вышли в начальники», и стали еще тогда сегодняшними нашими Владыками и Князьями Церкви. Вот, кстати, почему они легко находят общий язык с нынешними банкирами, олигархами, высокими чиновниками, и партийными демократами, свободно получают от них огромные деньги (или невиданные льготы для их зачастую весьма сомнительного приобретения) на «строительство и благоукрашение святых божьих церквей»  – служили когда-то по одному ведомству, как говорится «рыбак рыбака»… «ловись, рыбка, большая и маленькая».

Однако, нынешнее трогательное единство церкви и коммунистов всех мастей – это уж, воля ваша, все же как-то чересчур, даже на почве суконного патриотизма, у нас почему-то все больше отдающего квасным коричневым цветом. Чем-то напоминает швейковский союз «кошки с канарейкой». При этом ведь никому же дорога-то в церковь не заказана. Я имею в виду, в личном плане, не под телекамерами. Нет. Мы, говорят, по прежнему, матерьялисты-ленинцы. Но церкву уважаем, и пусть приносит народу пользу. Видать, нынче и от «опиума» пользе – быть.

Не так давно я чуть слезу не сронил, слушая рассказ милой дамы-депутатши, бывшей актрисы, про то, как коммунист Зоркальцев пожетвовал здоровьем и только что не самой жизнью во время депутатских дебатов, спасая Церковь от происков «демократов», и отстаивая в новом законе о религиях (или об общественных организациях, не помню, шут их разберет с ихними законами) права церковной «властной вертикали». И сдается мне, что такая задушевная любовь к церковным порядкам у коммунистов неспроста родилась, не шкурная у нее природа, а совсем даже наоборот, именно что трогательная. Ностальгическая. Призрак коммунизма, забредя со скуки в церковь, вдруг почувствовал себя в ней привычно, как дома. «Дымок отечества нам сладок и приятен». Давно подмечено, что «церковь» – система замкнутая, и весьма консервативная. Лед, который, тронувшись при «Горби», давно уплыл по водам перемен в стране и в мире, в нашем тенистом тупичке так и не стаял. Вот и превратилась РПЦ за прошедшие десять лет в «остров коммунизма».

Когда далеко за двадцать лет назад я переступил церковный порог, вместе со мной, кто раньше, кто позже, в Церковь пришли замечательные люди, многие из которых уже в то время были, что называется, «совестью эпохи». Они считали своим долгом связать свою жизнь с Церковью, и служить ей еще и потому, что она была гонима. И в этом они следовали  древней церковной традиции исповедничества и открытой жизни по вере. Те из них, кто сегодня еще жив, зачастую говорят с горечью, имея в виду сегодняшнее духовное состояние РПЦ: «Для порядочных людей настало время “выходить из партии”».

И, в заключение, о призраке. Есть такая евангельская притча об изгнанном демоне, как он «ходит по безводным местам, и не находит себе покоя». Тогда, возвратясь, находит свой бывший дом убранным, украшенным   – и незанятым, пустым. Тогда берет «семь худших себя» и вселяется вместе с ними на прежнюю жилплощадь. И бывает это «хуже прежнего». РПЦ, избавившись от насилия «духа злобы поднебесной», каковым являлся одержавший ее семьдесят лет «призрак коммунизма», в суете «благоукрашения церквей» и в погоне за сиюминутным житейским успехом, забыла пригласить Христа, выдворенного при «шуриках» в изгнание, вернуться к Себе Домой, на Его законное место. Все эти годы прибранный церковный дом тщетно ожидал Небесного Жильца, о Котором давно позабыли его нерадивые слуги. И потому неудивительно, что, как написал Пушкин, «старый друг стучится у дверей». Кого он там привел с собой? Еще семерых, худших себя? Вот будет сюрприз!

Протоиерей Олег Чекрыгин, г. Обнинск.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии