Евангелие Фомы: канон или апокриф?

Приступая к анализу содержания евангелия от Фомы, хочу сделать несколько предварительных замечаний.

Евангелие от Фомы является, пожалуй, самым древним памятником, в котором собраны логии, то есть речения Иисуса, претендующие на достоверность самим временем их письменной фиксации: второй половины первого века. Долгое время, то есть до пятого века включительно, шли споры о включении его в канон Священного Писания Нового Завета, верующие называли его пятым евангелием. Однако, в канон оно так и не было включено, но в конечном счете было объявлено апокрифом, то есть отвергнутым церковью лже-писанием по причине своей «недостоверности».
Но как же так могло случиться, что самый древний из имеющихся памятников хрестианства признали недостоверным, недостоверность его – в чем?
Слово «апокриф» является производным от греческого: приставка «апо» в значении «пред», то есть и «перед» чем-то, и в прошлом; корень крифос, криптос – тайный, скрытый – и потому это слово имеет двоякое значение. Первое – скрытый в прошлом, то есть ранее отвергнутый. Второе – перед тайной, то есть сообщающий некое тайное знание. Собственно, именно это подозрение в сокрытом в тексте гностическом тайнознании, в принадлежности к текстам христианского гностицизма, объявленного ересью еще во втором веке, и привело к отвержению древнего памятника и содержащихся в нем логий Иисуса древней церковью, как подозрительного на еретическое содержание.
Однако, как водится, текст, хоть и был отвергнут целиком, однако, из него были заимствованы многие речения и даже целые притчи и эпизоды, позднее включенные в последующие канонические евангелия. Разобрав текст на запчасти, последующие евангелисты просто отобрали понятное им, и, малость подрихтовав под свои собственные воззрения, включили в более или менее искаженном виде в свои евангелия в зависимости от своих предпочтений. А непонятое ими просто отбросили, объявив при этом вкравшейся в текст чуждой Учению Иисуса ересью гностицизма.
Весьма способствовало этому отчуждению непонятного замечание, предваряющее сам текст евангелия и написанное как бы от лица составителя: «Это слова сокровенные, которые сказал Иисус Живой. Записал их Дидим Иуда Фома. И он сказал, что нашедший истолкование этих слов не вкусит смерти» – то есть, это введение вроде бы прямо намекает на содержащийся в тексте тайный смысл, который способны постигнуть в экстатическом акте просветления лишь особо посвященные – вполне в духе дохристианского гностического учения мандеев-назореев, к каковому принадлежало большинство учеников Иисуса, до этого побывавших сперва учениками и последователями назорейского учителя и пророка Иоанна Крестителя.
Замечу также, что, судя по вступлению, сам текст написан, разумеется, никаким не Фомой, поскольку во-первых, написан он на литературном греческом и впоследствии переведен на коптский, а во-вторых, в третьем лице себя обозначают только дети малые в возрасте до пяти лет.
Тем не менее, именно это вступление послужило, я думаю, основной причиной подозрительного отношения к этому тексту Церкви, а, с другой стороны, многовековым бесплодным поискам, продолжающимся по сию пору, сокрытого в тексте единого мистического Учения, которое познавшим его тайные смыслы должно принести волшебное преображение в бессмертного сверхчеловека, то есть, по сути, того, кто в языческих мифах обозначается полубогами, отличие которых от богов полных лишь в человеческом происхождении. Такие своего рода «грязнокровки», если воспользоваться терминологией из «Гарри Потера».
Главной ошибкой поисковиков всех времен и народов является, с моей точки зрения, желание найти тайную смысловую подоплеку, способную связать воедино общего смысла все на первый взгляд разрозненные и совершенно перемешанные по темам речения Иисуса. Если отказаться от этой пристрастной гностической гипотезы, то становится очевидным то, что непосредственно следует из общеисторического взгляда на эволюцию предания об Иисусе: от изустной речевой традиции до ее окончательного оформления в Новозаветный канон. Если принять общепринятую на сегодняшний день гипотезу библеистики о том, что в первом веке практически не существовало записей об Иисусе ( в первую очередь – в виду общей неграмотности населения), а сведения о Нем передавались и сохранялись в устном предании, то становится понятным происхождение евангелия Фомы: на рубеже 1 и 2-го веков последователи Иисуса начали разыскивать и записывать хоть какие-то сохранившиеся сведения об Учителе, и, естественно, на первых порах записывали подряд все то, что сохранилось и удалось отыскать в устной традиции окраинных провинций Сирии, на территории которых проповедовал Иисус. И потому очевидна совершенно бессвязная структура текста, составленного из отдельных речений, обнаруженных в разных местах в разное время и полученных от многих людей. То есть всего того, что удалось собрать порознь из разных источников. Записывалось все подряд на единый носитель, и изменять впоследствии порядок следования логий по темам и смыслам путем разрезания и склейки авторы, видимо, не сочли для себя целесообразным – так все и осталось, как было изначально записано.
Если исходить из этого соображения и перестать пытаться увязывать соседние речения по смыслу, то задача ТОЛКОВАНИЯ речений ев. Фомы значительно упрощается: каждое речение надлежит рассматривать по отдельности, вникая в смысл только его одного и ничего более. А в дальнейшем, разобрав смысл речений, можно попытаться объединить их по темам с тем, чтобы выстроить условно цельное непротиворечивое Учение Иисуса.
Такая работа была проделана мной, и, замечу, при анализе смысла отдельных речений в духе Учения Иисуса, каким я себе его представляю, я не встретил непреодолимых смысловых трудностей там, где по признанию «подавляющего большинства ученых», смысл разбираемых речений неясен, туманен и загадочен.
Еще буквально одно замечание.
«Подавляющее большинство ученых», работающих в библеистике, намеренно скрывают и маскируют за обилием научных терминов и многозначительных рассуждений одну весьма существенную особенность своих исследований: НИКАКИХ объективных исторических данных ни об Иисусе, ни о Его Учении, кроме канонических и апокрифических евангелий, не существует. И потому все исследования содержания и смысла евангельских текстов сводятся всего лишь к произвольным их ТОЛКОВАНИЯМ авторами в соответствии с той, как правило, неоглашаемой ими догматикой, которой сами авторы придерживаются ПО ВЕРЕ СВОЕЙ, поскольку даже самый оголтелый атеизм основан на ВЕРЕ в то, что Бога нет. И потому в одном и том же тексте иудеям видится иудаизм, гностикам – гностицизм, ортодоксам – православие, а атеистам – «великий обман».
Для того чтобы не следовать этому ложному пути ОБМАНА моих читателей, я перечислю сразу свои личные изначальные установки, на которые стану опираться при собственном толковании текста ев. Фомы. При этом указываю на то, что, коль скоро «подавляющее большинство» и святых и несвятых отцов в прошлом, ученых и неученых, богословов и ни разу не богословов считали себя вправе толковать евангельские тексты, как им Бог на душу положит, то и себе я присваиваю точно такое же право, считая себя ничем не хуже и не глупее «подавляющего большинства», невзирая на то, нравится это кому-либо или же нет. Но в отличие от всех святых-несвятых свою «неоглашаемую догматику» оглашаю сразу, дабы не вводить читающих в заблуждение: кто не согласен, может дальше не читать, и на слово мне не верить.
Итак, сперва, кем для меня НЕ БЫЛ Иисус: 1. Я считаю, что Иисус не был по рождению евреем, будучи галилеянином, из «галилеи языческой», как. презрительно именовали иудеи население Галилеи и прочих «окраин».
2. То же касается и иудаизма как религии: Иисус не был иудеем по вере, и не принадлежал к еврейству, будучи НЕОБРЕЗАННЫМ!
3. Иисус не был последователем и учеником Иоанна Крестителя, назорейского учителя, пророка и проповедника, мандеем, приверженцем тайнознания
4. Иисус не был адептом учения дохристианского гностицизма, и вообще полностью отвергал всякие тайные учения
5. Иисус также не был адептом ни одной из существовавших на то время языческих религиозных суеверий и поклонений множествам богов, имя им легион
Кем для меня БЫЛ Иисус в Его земной жизни:
1. ЧЕЛОВЕКОМ, рожденным от земных родителей
2. Сыном Божиим, рожденным Свыше в Крещении Духом Святым по вере Его в Бога Истинного, Отца Небесного
3. Проповедником Бога Истинного, Отца Небесного
4. Благовестником Царствия Небесного и Вечной жизни в нем для Рожденных Свыше так же, как и Он Сам, в Крещении Духом по вере в Отца
5. Спасителем человека от смерти и личного исчезновения через веру в Сына Божия и подобное Ему усыновление Отцу Небесному
6. Обладателем Божественного Всеведения и причастником Божественного Всемогущества, как дара Отца своему Сыну и избраннику ради утверждения Благовестия во имя Отца
7. Ниспровергателем ложных богов и религиозных суеверий.
8. А также обличителем античеловечной сути иудейской «богоизбранности» как религиозно закрепленного за собой права евреев считать лишь одних себя людьми, а всех неевреев – недочеловеками.
Рассмотрение содержащихся в ев. Фомы речений Иисуса с точки зрения перечисленных выше исходных позиций не составляет никакого особого труда и напряжения, что само собой разумеется для проповеди Того, Кто хотел быть услышан и понят ВСЕМИ, а не ставил перед собой странную задачу скрыть неведомые тайны, запутав и заморочив слушающих его простолюдинов, рыбаков и садовников неразрешимыми парадоксами и нерешенными за века загадками. Как в анекдоте про чукчанку и геолога: «Человек, зачем приходил?».
Что ж, приступим. Читайте следующие выпуски «Разборки» ев. Фомы.