Чем закончились «поиски исторического Иисуса» – 9

Критический разбор брошюры Г. Ястребова «Кем был Иисус из Назарета».

Глава 6 «Друзья и ученики» начинается утверждением: «Прежде всего отметим факт, не вызывающий сомнения у подавляющего большинства учёных: Иисус набрал двенадцать близких учеников («двенадцать апостолов»). Свидетельства об этом есть в ряде независимых друг от друга традиций: у Марка (Мк 3:13–19; 14:17, 20), Иоанна (Ин 6:67, 70–71; 20:24), в источнике Q (Мф 19:28/Лк 22:30), у Павла (1 Кор 15:5)»

Какой «ряд традиций» имеет в виду автор? Марк, Матфей и Лука – традиция все та же, фальсификация с целью иудаизации, относящаяся к поздней второй половине второго века, проще говоря – роман по мотивам древних устных преданий с вложением дерзкой пропаганды иудаизма, как религии Иисуса и Его учеников. Павлу в этом вопросе веры нет, он пользовался слухами. Иоанн об этом упоминает не поименно, вскользь: «Не двенадцать ли я вас избрал, но один из вас предатель» – что очень странно, согласитесь: сам осознанно избрал себе предателя – зачем? А – чтобы принести «жертву» за грехи человечества, быть убиту «по писанию», и, согласно Закону, Своей смертью искупить род людской – понятно, чьи уши торчат из этого «предательства». Уже как-то обращал внимание читателей на дикую абсурдность всей этой «жертвы», в которую Иисус-Бог, приносит Иисуса-человека, Сына Божия, в кровавую жертву Своему Собственному Отцу – или Себе Самому, кому что нравится, пусть выберет. Так что, судя по всему, это вписано иудействующими редакторами, «да сбудется писание».

В пресиноптическом тексте Маркиона это упоминание также имеется в виде примерно как у Луки, то есть синоптики списали у Маркиона один в один.

И все это, конечно, во имя двенадцати колен израилевых, в подтверждение чего Матфей, как всегда особо расстарался: «28 Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, – в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых» – вот только у Маркиона этих престолов нет. И ладно бы – да вся беда в том, что избранные судить «колена» сами не только к коленам не принадлежали, но вообще были черт-те кем, и вполне возможно не евреями по роду и племени, какие-то галилеяне с бору по сосенке – и причем здесь вообще колена израилевы, казалось бы. Однако «подавляющее большинство ученых» убеждены что двенадцать – неспроста, и означают именно колена израилевы. Однако, впоследствии с престолами вышел облом: Иуда-то – повесился, «и стало их одиннадцать». И тут уж придется выбрать из двух очень плохих: или Иисус понятия не имел, кого выбирает – но как же тогда Он говорит о предателе? Или про престолы кто-то наплел: то ли Он Сам, то ли уважаемые евангелисты. Уважаемое «ученое большинство», как же вы за целый век пересудов не заметили этот очевидный косяк в ваших ученых рассуждениях о 12?

Между тем, если обратиться к ев. Иоанна, то картина призвания апостолов предстает совершенно в ином виде, гораздо менее формальном и более реальном и жизненном, очень похоже на правду.

Сперва Иисуса видят стоящие с Иоанном двое его учеников, будущие Андрей Первозваный и Иоанн Богослов, идут за Иисусом к Нему домой, беседуют и остаются с Ним, проведя у него целый день. Уже поздно вечером приводят Петра, и видимо, беседа продолжается уже вчетвером допоздна. Утром Иисус «находит Филиппа и говорит ему: иди за мной» – вряд ли так, поскольку тут же добавлено: был из одного города с Андреем и Петром, читай – тоже их друг из круга Иоанновых учеников. Тем более, когда Филипп находит Нафанаила, то говорит ему: МЫ нашли Мессию – кто эти «мы», если его Иисус призвал лично? Далее – Нафанаил: Ты – Сын Божий. Итого их уже пятеро и не Иисус их избрал, но они Его избрали, и бросив Иоанна, пошли за Ним. Но есть еще Иаков, брат Иоанна – значит, уже семь. Далее – Фома, который написал свое самое древнее из имеющихся евангелие, состоящее не из фактов и событий то ли бывших, то ли выдуманных, как у синоптиков – но из одних только логий Иисуса, которые были отвержены церковным каноном за свою «гностическую сущность». Но именно к мандеям, чьим пророком был ИК, восходят христианские гностические тексты, найденные в библиотеке Наг-Хаммади, и даже некоторые совпадают. Значит, Фому можно с уверенностью причислить к близкому кругу Иисуса: все они – уже семь – очевидно, ученики ИК, мандеи-назореи, верующие в «другого бога», не иудейского Иегову. Остались: два Иуды, один из которых предатель, Матфей-мытарь, подобранный Иисусом на дороге во время странствований, и Иаков Алфеев, о котором вообще ничего неизвестно, поскольку в отношении его даже списки не совпадают: то ли Алфеев, то ли сам Алфей. А списки-то откуда? Да только из одного лишь пресиноптического Маркиона, больше неоткуда. А кто сказал, что Маркиона тоже не правили те же и оне же с теми же самыми целями? Упоминание двенадцати у синоптиков выглядит очень навязчивым – как, впрочем, и у Иоанна. При этом – напомню – постоянно упоминается «многое множество» других учеников. А вот у Иоанна есть одно замечательное место: Ин6 «60 Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать? 65 И сказал: для того‑то и говорил Я вам, что никто не может прийти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего.66 С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним.67 Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти? 68 Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: 69 и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго.70 Иисус отвечал им: не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол» – прошу обратить внимание на явную позднюю редакторскую правку, очень коряво вставленную во имя иудаизации: «Ты Христос, Сын Бога живаго», в греческом тексте именно теос-бог: КАК Иисус может быть одновременно Христос-Мессия-Машиах-Царь иудейский и СЫН БОГА точно не яхве, поскольку у Яхве нет и не может быть сыновей? А значит, и «двенадцать» вполне могут быть редактурой под «12 колен израилевых» все с той же целью. А за кого Петр отвечает «мы познали»? Точно за тех установленных нами девятерых, семь учеников Иоанна, которым и вправду некуда идти от Иисуса, и Иуду-предателя, плюс упомянутый уже Матфей-мытарь – «и их осталось девять». Двое-трое-четверо (списки не совпадают еще по крайней мере по двум именам) под большим вопросом: о них вообще ничего неизвестно кроме имен, и они нигде и никогда больше ни в чем не фигурируют, ни в чем не участвуют и никогда поименно не упоминаются, кроме «избрания», так что скорее всего это вымышленные герои во имя все того же «да сбудутся писания».

И еще несколько слов по поводу «избрания» Иуды. Уже указывал выше на абсурдность такой возможности, и именно способ присоединения других учеников позволяет нам пролить свет и на этот вопрос: скорее всего и Иуда Искариот, и Матфей-мытарь, так же как и предыдущие ученики, присоединились к Иисусу сами, стали «ходить с Ним». То есть, там был обширный круг «учеников» оседлых, которые, возможно, прибивались к Иисусу временно, на время его пребывания в их местности. Но перечисленные нами пока что девять сопровождали Иисуса постоянно и везде. Иуда, возможно, сам пошел за Ним – а Он не возражал, как всегда. И ученики были довольны, у Иуды была деловая хватка, и он сумел популярность Иисуса превращать в деньги, которыми отчасти пользовались ученики для пропитания себя и учителя. Скорее всего, Иуда не слишком вникал в богословие Иисуса – и сам считал Его еретиком, сектантом и богохульником. Но пока было выгодно – пренебрегал этим, как все и всегда церковные «эффективные менеджеры», которым плевать на Истины веры – ничего личного, только бизнес. Видимо, Иуда был временным попутчиком, сообразившим, как обогатиться за счет нового движения – и именно поэтому Иоанн характеризуя его говорит, что он был вор. Однако, когда почуял опасность – поспешил встать на сторону лояльности, и тут же припомнил слышанные от Иисуса богохульные речи.

В пользу этого предположения говорит и другой факт, характеризующий отношения Иисуса с Учениками. Иоанн пишет: Ин3, 22 «После сего пришел Иисус с учениками Своими в землю Иудейскую и там жил с ними и крестил.23 А Иоанн также крестил в Еноне, близ Салима, потому что там было много воды; и приходили туда и крестились…» Ин4,1 Когда же узнал Иисус о дошедшем до фарисеев слухе, что Он более приобретает учеников и крестит, нежели Иоанн, –2 хотя Сам Иисус не крестил, а ученики Его, –3 то оставил Иудею и пошел опять в Галилею» – о чем это? Да все о том же: ученики Иоанновы были преданы учению своего первого учителя и продолжали его проповедовать, да еще принялись и крестить, подобно Иоанну. А Иисус по своему обыкновению не возражал и не запрещал им, не переубеждал, предоставляя каждому делать то, что считает нужным: «трости надломленной не переломит, и льна тлеющего не угасит» – да делайте что хотите. Но когда началась конкуренция между Иоанном и учениками – просто ушел оттуда, и за ним поплелись ученики, бросив это занятие по причине отсутствия воды. Так Иисус поступал со всеми и во всем: не противился. Так и Иуду прибившегося не прогонял, хотя, возможно, и провидел его лживую корыстную и предательскую натуру, и возможные последствия. Так становится понятным, почему «избрал» себе предателя – по своему обыкновению не противиться злу.

Далее упоминаются и обсуждаются «жены-мироносицы» – и ФСЁ! А где же такие важные персонажи, друзья Иисуса Никодим и Иосиф Аримафейский, где Лазарь Воскресший с сестрами Марфой и Марией? Они не упоминаются автором. Забыл? Скорее всего, они являются неудобными свидетелями ДРУГОЙ ВЕРЫ Иисуса – но оставим это на совести автора.

Однако, имеется еще один персонаж, настолько важный, что обойти его молчанием попросту невозможно, если не преследовать вполне конкретные цели своего «исследования», подобно автору, в которое многие факты просто не укладываются.

Речь идет об упоминании в евангелии Фомы загадочной личности некоего неизвестного Иакова Праведного. Это единственное в этом небольшом тексте упоминание некоего факта, своего рода истории, изложенной в виде краткого диалога Иисуса с учениками – что для Фомы, содержащего речения Иисуса, совершенно нехарактерно и немедленно обращает на себя внимание не предвзятого исследователя. Вот это эпизод, Фома стих 13:
«Ученики сказали Иисусу: Мы знаем, что ты уйдешь от нас. Кто тот, который будет бОльшим над нами? Иисус сказал им: В том месте, куда вы пришли, вы пойдете к Иакову справедливому, из-за которого возникли небо и земля». Я специально запрашивал нескольких ученых специалистов и они не смогли мне дать ясного исчерпывающего толкования, считая этот стих одним из самых загадочных в ев. Фомы.

Однако, я лично так вовсе не считаю, и думаю, что этот «ларчик просто открывался», но имеет настолько далеко идущие последствия, что, видимо, придется посвятить всему этому отдельный текст. А пока подведем промежуточные итоги:

1. Иисус не избирал своих учеников, они сами Его избрали – и никого насильно к себе не привязывал и около себя не удерживал

2. Ближний круг Иисуса составляли 7 бывших учеников ИК, а также Матфей мытарь, чем-то особенно полюбившийся Иисусу и Иуда Искариот, самовольно взявший на себя роль казначея и хозяйственника ради извлечения коммерческой прибыли из предприятия, в которое он сумел превратить для себя проповедь Иисуса, прикрывая свою настоящую торговую цель заботой о насущном для учителя и учеников.

3. Итого ближайших учеников было предположительно девять, а не 12 «да сбудутся писания».

4. Основной костяк этого круга – 7 из девяти – составляли бывшие ученики ИК, мандеи-назореи по вере в «другого бога», проповеданного ИК.

Остальное об учениках Иисуса и их дальнейших деяниях – в следующем материале

Олег ЧЕКРЫГИН

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии